Yaoi FMA

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Yaoi FMA > Ласт/Эд  29 января 2009 г. 16:26:08



Запись модерирует её автор — lБ.А.l Tio.
Комментировать могут только пользователи.

Ласт/Эд

lБ.А.l Tio 29 января 2009 г. 16:26:08
Название: ***
Автор Ludwig _von_ Liechtenstein
Бета: Фрике
Пейринг\Персонажи:Р­ой(Ласт)/Эвард и Ару
Жанр:romance/angst.­(кинк)
Рейтинг:NC-17.
Предупреждение:Смер­ть главного из героев.

От автора: 1. Была опущена не очень приятная часть
при создании гомункула, а именно - равноценный обмен.
Скажу сразу, что Эд ничего своего не отдал.
(это к тому, что при равноценном обмене обязательно забирается часть тела)
2. Характер Ала и Эда к концу повествования сильно
отличается от канноничного, за что прошу прощения, но
иначе выкрутиться было нельзя.
3. Фик был проверен профессиональной бетой, но автор,
всё же, не во всём был согласен с ней, а потому и исправления были сделаны не везде.
4. Если что-то не понятно - можно смело спрашивать)))


-Полковник, - тихо сказал Эд, прикасаясь к надгробию, - как ты мог умереть, почему ты умер? Я спешил назад, надеялся, но…. Прости меня, Рой, у меня нет выбора… Прости, что сделаю это, но я больше не могу.
- Брат, пойдём, - позвал Ал, - уже темнеет, а ты весь день здесь. Тебе надо отдохнуть.
- Да, - Эд натянуто улыбнулся. - Иди, я догоню.
- Хорошо, - кротко кивнул Ал. С сочуствием посмотрев на брата, он пошёл прочь
- Я ещё вернусь, Рой, - Эдвард бросил прощальный взгляд на могилу, уходя вслед за братом.Ночь. Кладбище. В такое время сюда редко кто забредает, но в этот раз было иначе.
- Я вернулся, как и обещал, - голос Эда был решителен, - я верну тебя в этот мир, чтобы снова было всё, как прежде.
Эд взял лопату и начал раскапывать могилу полковника. У него была всего одна ночь, чтобы вернуть дорогого человека.
- Знаешь, Рой, я не подозревал, насколько ты мне дорог, пока дважды не попал за Врата. Ты для меня был одним из немногих, кому я доверял и на кого мог положиться. Жаль, что в погоне за своей целью я не замечал этого и, даже, считал тебя врагом. Какая глупо. То, насколько дорог мне человек я смог понять, потеряв его. Ещё раз допустить это я не могу, я должен вернуться тебя… - его губы искривились в подобии улыбки. Эд перестал копать и опёрся на лопату, смотря в яму. Затем он вытянул из развороченного гроба саван, в который были завёрнуты останки полковника, и поместил его в центр так старательно вычерченного круга преобразования. Добавил необходимых ингредиентов и вышел из круга.
- Это последнее, - тяжело вздохнул алхимик. Он соединил ладони и почти дотронулся до круга, но что-то его остановило.
-Что же я делаю? – тихо произнёс он, не веря самому себе, - я сам не свой с тех пор, как вернулся в этот мир… Он так изменился, но изменился и я, - на его лице вновь заиграла лихорадочная улыбка, - изменился до той степени, что распотрошил могилу дорогого человека и собираюсь сделать из него гомункула. Правила алхимии для меня ни что теперь… - он решительным движение дотронулся до круга преобразования, активируя его.
Рой! - воскликнул Эд, заметив, как полковник зашевелился и тут же приближаясь к распростёртому на постели телу.
«Он стал почти таким же, каким был. Ещё немного камней, и всё придёт в норму», - пронеслось в голове у Эда, с некоторым удовольствием творца оглядывавшего Роя, - «Только вот шрам у глаза… Неужели из-за него погиб полковник? Не верится, что это было простое воспаление».
- Где я? – хрип сорвался с губ гомункула, и по телу Эдварда поползли мурашки. Гомункул сел на постели, оглядывая комнату, а затем на долго впиваясь им в алхимика. Казалось, Рой пытался понять, кто перед ним.
- Кто ты? – спросил он.
Сердце Эдварда упало, когда он осознал, что Рой потерял память, но потом улыбнулся, отвечая:
- Меня зовут…
- Эдвард! – воскликнул Рой. Это был один из немногих единичных инсайтов-воспоминаний за всю жизнь гомункула.
- Это ты вспомнил, - улыбнулся Эд, протягивая гомункулу красные камни, - съешь их, а я пока тебе кое-что расскажу.
Рой недоверчиво взял красные камни, повертел их в руках и стал размеренно жевать, хотя хотелось разом проглотить все. Но подсознательно он понимал, что не стоит торопиться, что что-то не так. Эд немного успокоился, садясь рядом с гомункулом.
- Тебя зовут Рой Мустанг и сейчас ты находишься в моём доме. Ты гомункул, обладающий сверхсилой, правда я пока не знаю, какой..
- Как интересно, - на лице гомункула промелькнула так хорошо знакомая Эду усмешка, - как ты можешь не знать, какой я силой обладаю, если ты создал меня?
- С чего ты..
- Вспомнил, - полковник самодовольно ухмыльнулся и торжественно поднял вверх указательный палец.
- Ясно, - немного опешил Эд, - ну, твою силу нам предстоит узнать ещё…
- Зачем ты меня оживил? – холодно и внимательно посмотрел Рой, - я ведь был мёртв.
Это заставило Эда задуматься. Рассказывать всё ему не хотелось, но под проницательным взглядом он, как прежде, робел и смущался. Эду казалось, что его видят насквозь. Выбора не было. Надо было что-то рассказать. Не всё, только часть, чтобы полковник мог жить с ним в этом мире, не вспоминая о прошлом. Чтобы он был только его и ничей больше. Это было странное собственническое чувство, которое имело далеко идущие последствия. И Эдвард пока даже не задумывался, он жил настоящим и был почти счастлив…

* * *


- Рой, я вернулся, - прокричал Эд с порога, возвращаясь домой.
- С возвращением, - Рой, как обычно, был не разговорчив и угрюм, когда Эд возвращался домой, но это не из-за того, что он не рад алхимику. Рой так и не смог привыкнуть к новой жизни, ему было невыносимо сидеть целыми днями дома, ибо Эд, да-да, никто иной, как Эд, запрещал выходить на улицу. Он боялся, что полковника сможет кто-нибудь узнать, и тогда его мир вновь разрушится. Но оставались некоторые проблемы. Скрывать долго Роя, зная, что того это вовсе не устраивает - было опасно. Не такой жизни хотелось алхимику.
- Сегодня придёт твой брат, - произнёс Рой, уходя на кухню, чтобы приготовить Эдварду обед. Он так делал всегда, на протяжении уже трёх месяцев.
- Ал? – изумился Эдвард.
- У тебя есть ещё брат? – изогнул бровь полковник.
- Зачем он придёт? - тревога, последние несколько дней не покидавшая Стального, только усилилась.
- Тебе виднее, но, я думаю, опять по поводу меня поговорить, - холодно произнёс Рой, ставя на стол тарелку с едой. – Хотя, я его понимаю, несмотря на то, что чувства мне почти не присущи. На его месте я бы так же желал избавить столь любимого братишку от такой опасного развлечения, как гомункул…
- Прекрати, не говори глупостей! - нервы Эда и так были на пределе, особенно после того, как он неделей ранее говорил с Алом…


* * *


«Это случилось, через неделю после того,, как Рой стал гомункулом по имени Ласт. Ему было дано такое имя только из-за знака уробороса на груди и мужественной идеальной фигуры, которая позднее стала привлекать внимание Эдварда всё больше и больше. Эд немного задержался на работе (по возвращении он вновь стал гос. Алхимиком), и как раз в этот момент по случайному сечению обстоятельств к нему в гости нагрянул Ал. Мальчик редко приходил без предупреждения, но в этот раз решил сделать сюрприз брату. Вот для таких случайных визитов, чтобы брату не пришлось сидеть под дверью, Эдвард выдал ему ключ.
- Надеюсь братишке понравится мой сюрприз, - Ал мило улыбнулся сам себе, удобнее перехватил пакет со сладостями и входя в дом, Он собирался отнести всё на кухню и подождать брата в гостиной, передумал. Альфонс вошёл в гостиную и увидел разлегшегося на диване незнакомого мужчину. Пакеты выпали из рук, заставив незнакомца обернуться на шум.
- Ммм? – удивлённо посмотрел Рой на испуганного Ала, - что тебе надо?
- Кто ты? – Ал попятил к выходу, осторожно соединяя ладони (не известно, что может сделать этот мужчина), когда тот схватил его за руки и прижал рывком к стене. Алхимик зажмурился, готовясь к худшему, но ничего не произошло. Тогда он осторожно открыл глаза и увидел, что незнакомец с интересом разглядывает его. Только вот это был уже не незнакомец, а человек, которого Ал не видел очень давно. Те же черты, тот же голос, только вот этот человек этот должен был быть мёртв.
- Полковник? – робко произнёс Ал, - полковник, это ведь не вы?
- А даже если это я, то что с того? – гомункул изогнул бровь, ещё внимательнее рассматривая Ала, но потом отпустил его и вернулся на диван как ни в чём не бывало, - ты, наверное, Альфонс.
- Не может этого быть… - алхимик потёр запястья, - полковник, но что вы тут делаете, как вы..
- Какая тебе разница? – без особого интереса спросил полковник, - алхимия творит чудеса.
- Не.. может… быть… - запинаясь произнёс Ал, медленно оседая на пол, - вы гомункул?.. Но кто, как… - он не мог смириться с тем, что только что увидел. Не мог поверить, что кто-то вновь нарушил все запреты алхимии и жизни, и вновь попробовал воскресить умершего и создать сверхчеловека. Это был бред, это был страх перед новыми лишениями, которым он подвергался каждый раз, встречаясь с гомункулом, - нет, я не верю..
Но в этот момент вернулся с работы Эдвард.
- Ал, что ты здесь делаешь?
- Братишка, - младший тут же вскочил, подбежал к нему и схватил за рукав, - скажи мне, что это не полковник, скажи, что это другой мужчина! Пожалуйста!
Тем временем гомункул не торопясь поднялся с дивана и стал собирать рассыпанные на полу сладости, хотя взглядом всё равно следил за ребятами.
- Я гомункул, - произнёс Рой, - ты можешь называть меня Похотью. Не веришь, что я мертвец? Смотри, - он расстегнул рубашку и указал на знак уробороса на груди, который стал по сравнению с днём создания отчётливее и насыщеннее.
- Не может быть, - прошептал Ал, резко поворачиваясь к Эду и хватая того за воротник, - кто это сделал, Эдвард, кто?
- Не имеет, значение, - мягко убрал Эдвард руки брата от себя и вывел его из комнаты, - ты должен молчать о том, что видел, иначе у меня будут неприятности, Ал».

* * *


« - Братишка, ты ведь понимаешь, что гомункул, гомункул в Твоём доме, это само по себе уже проблема!»
Этот вечер был последним, когда братья говорили друг с другом. Точнее они ругались. Наверное, ещё никогда их спор не был таким яростным, и никогда ещё они не были так глухи к словам друг друга.
- Если бы я этого не понимал, то не просил бы тебя молчать, - огрызнулся Эд.
- Братик, пожалуйста, не держи его в доме, не связывайся с ним! У тебя могут быть неприятности, - умолял Альфонс. Мысль, что его брат живёт с гомункулом, не давала ему покоя.И Ал собирался настоять на своём во чтобы то ни стало.
- Ему некуда идти, Ал, пойми! Нельзя же его бросить!
- Пусть о нём заботится тот, кто его создал. Это создание не должно жить, оно..
- Замолчи! Ты никогда так не отзывался ни о ком прежде, почему ты сейчас так пытаешься…
- Мы изменились.
- Вот именно, мы изменились, всё изменилось! Нельзя разбрасываться прошлым. Это ведь полковник.
- Тот полковник, которого я помню, уже мёртв, а этот.. Я не знаю его! Воскресать люди не могут. Полковника нет, Эдвард! Это не полковник, почему ты не видишь очевидного?
- Потому что он почти человек. И я буду жить с ним, я не оставлю его одного! Запреты алхимии уже не имеют значения. Нарушены все правила, больше некуда отступать! Разве мы не помогали людям, разве мы не имели дело с гомункулами? Так зачем ты..
- Лучше бы было вернуть его туда, откуда он пришёл, - тихо произнёс Ал, - гомункулы – опасность, и Похоть причинит тебе много неприятностей. Братик, давай мы… - он взял ладони Эдварда в свои и произнёс, умоляюще смотря в его глаза, - давай мы вернём его за Врата? Так будет лучше…
- Убить полковника?! – Эд отошёл от Ала, холодно сказал, - ты предлагаешь мне убить полковника, человека, который столько раз помогал нам?!
- Это гомункул!
- Это полковник! Ты хочешь убивать снова и снова, тебе было мало войны?! Уходи, Ал, - шёпотом проговорил Эд, указывая на дверь.
- Братишка…
- Уходи! – Эд уже сорвался на крик, практически выталкивая брата из дома, - Ты мне не брат, если не можешь понять, что я чувствую, прошу тебя, уходи…
Ал выбежал из дома и долго бежал по улицам, а в его голове звучал голос: «уходи, ты мне не брат».
« Не может быть» - шептал он себе, - «От меня отказались, не может быть, что этот гомункул так много значит для братика…»
- Зачем надо было так кричать? – поинтересовался Рой, выходя в коридор, где стоял, прижимаясь лбом к стене Эдвард. По его щекам текли слёзы. Он знал, что такое могло случиться, он чувствовал это, но ничего не смог изменить. С одной стороны был брат, а с другой - этот далёкий, недавно вновь обретённый им человек, который вдруг всего за несколько месяцев стал роднее всех на свете.
- Я отказался от брата, - прошептал Эд, - я выгнал его. Какое же я чудовище…Я выбрал не его, когда он выбрал не мою сторону… Я предатель.. Что я…
Рой крепко обнял Эдварда, вызвав у него вскрик удивления.
-Ты не предатель. Не говори так, Стальной.
Этот голос, эта интонация, горячие объятия и обжигающее дыхание у него над ухом. Оно успокаивало. Так мог обнимать только человек, не безразличный к твоей судьбе, так могла обнимать его мать или возлюбленная. Волна эмоций захлестнула Эдварда вновь, и он заплакал, уткнувшись в грудь гомункула и крепко прижимаясь к нему.
Слёзы приносят облегчение».



* * *


- Так ты впустишь его в дом? – поинтересовался Рой, внимательно смотря на мрачное лицо Стального.
- А что мне ещё остаётся? – ответил он, пытаясь заставить себя хоть немного поесть. Эти воспоминания не приносили ему никакого удовольствия, но избавиться от них было очень сложно. Эдвард уже не раз терял дорогих людей, но сам от них ещё никогда не отказывался. Но сейчас он стоял на распутье. С одной стороны, были странные, нелёгкие отношения с Роем, к которому он сильно привязался и ради которого нарушил многие запреты, а с другой стороны - его брат. С ним вместе он через многое прошёл, и вот сейчас, сейчас он отказался от него. Но это было начало, а что же ждёт их в конце? Но его размышления прервал тихий голос, раздавшийся за спиной, а потом его за талию обхватили сильные руки.
- Он не стоит того, чтобы переживать, - шептал полковник, касаясь губами уха алхимика, - ты выбрал путь, Эдвард..
Алхимик откинулся назад, прижимаясь к горячей груди и закрывая глаза. Осознание того, что происходит пришло гораздо позже, когда по шее заскользили на удивление обжигающие губы, а по груди зашарили руки, пытаясь залезть под рубашку.
- Что ты делаешь? – дернулся Эдвард, пытаясь высвободиться из объятий полковника, но тот лишь крепче прижал его к себе, нежно шепча на ушко и продолжая ласку, - Не сопротивляйся, Стальной, я знаю, что делаю.
- Прекрати!
Но Рой не обращал внимания на протесты Стального, продолжая обнимать и ласкать его. Ему удалось залезть рукой под рубашку, и теперь его пальцы медленно скользили по нежной коже юноши, заставляя того вздрагивать от этих прикосновений. Постепенно протесты Эдварда затихли, и он полностью отдался во власть рук, губ, объятий гомункула, позволяя делать с собой что угодно. Рой же только этого и ждал. Подхватив на руки Эда, он отнёс того в свою спальню и бросил на постель. Алхимик выдохнул от неожиданности, но так и остался лежать, не сопротивляясь и наблюдая за возлюбленным.. Его тепло, его тело, взгляд- всё завораживало алхимика. Это началось уже давно, но только сейчас он понял, что хочет вновь оказаться в его объятиях, что хочет ласк и ещё чего-то большего. Это был уже не так хорошо знакомый ему полковник. Это был другой человек и в тоже время тот же самый. Или, быть может, это такие способности гомункула – будить скрытые желания и возбуждать? Эду было уже не важно, что это, когда он смотрел на неторопливо раздевающегося Роя. Алхимик затаил дыхание, когда тот отбросил в сторону рубашку и занялся брюками. Эдварду было стыдно так откровенно смотреть, но отвести взгляд он не мог, особенно когда полковник снял последнюю деталь одежды. Размеры достоинства гомункула впечатляли, но разглядеть Эду ничего особенно и не удалось, так как его тут же прижали к постели и жадно поцеловали. Рой нетерпеливо и властно раздвинул губы Стального своим языком, проникая внутрь и играя с его языком своим, провоцируя на ответ. Осторожно, боясь сделать что-то не так, Эдвард дотронулся своим язычком до языка партнёра. Гомункул вновь забрался рукой под рубашку, массируя ладонью соски, пока они не затвердели. Осторожно сжал их пальцами, потянув на себя, от чего алхимик сдавленно застонал, разрывая поцелуй.
- Рой.. – хрипло произнёс Эдвард, краснея от смущения.
- Да? – Рой посмотрел на него, и, не дождавшись ответа, стянул рубашку, отбросил в сторону и впился губами в шею. Эдвард изогнулся, желая, что бы губы полковника как можно больше соприкасались с ним, и тут же отдёрнулся назад, когда полковник, расстегнув его брюки, скользнул внутрь.
- Не надо…
- Чего ты боишься, Эдвард? – горячо выдохнул Рой, обхватывая губами один из сосков и лаская его языком, а второй массируя ладонью, - Тебе ведь нравится. Посмотри, как ты отвечаешь мне, - ухмыльнулся он, проводя рукой вдоль затвердевающего члена Эда, - Он напряжён, он горячий, и ты сам двигаешься на встречу моей руке, - в подтверждение этого он задвигал рукой быстрее. Эдвард закусил губу, пытаясь сдержать стон и не проявить никакой ответной реакции, но тело его не слушало. Постепенно он всё чаще двигал бёдрами, подчиняясь темпу движения руки. У Эдварда закружилась голова, ему не хватало воздуха, и всё же с его губ сорвался тихий стон, когда палец закружил по головке, осторожно надавливая в центре.
- Тебе ведь нравится, - повторил гомункул, освобождая алхимика от одежды и покрывая поцелуями низ живота. Он лениво обхватил головку члена, потянув её в себя, желая немного помучить Стального, а потом медленно заскользил губами вниз, почти весь вбирая в себя его и лаская ствол языком.
- Ммм, у тебя восхитительный вкус, - томно произнёс Рой, кружа языком по головке. Медленно вновь заскользил рукой по стволу, задевая яички. А потом осторожно скользнул пальцем внутрь, заставляя парня напрячься.
- Больно.. –сдавленно простонал он, сжимаясь и стараясь отстраниться. Но полковник не позволил ему этого, крепко прижав к постели, и, ничего не говоря, продолжил ласкать его, не убирая пальца, но и не двигая его. Эдвард стал постепенно расслабляться, привыкая к новым ощущениям и рассеянно гладя ласкавшего его полковника по голове. Когда алхимик немного расслабился, Рой задвигал пальцем, погружая его насколько мог глубоко и продолжая облизывать член. Эдвард тихо стонал, получая странное, но всё же удовольствие. И вновь бешенные метания по постели, хриплые стоны и бессвязное бормотание. Он понимал, что говорит глупости, но ничего не мог поделать с собой. Его переполняло наслаждение, а чувства требовали выхода. Ему мало было просто двигать бёдрами на встречу горячему языку и насаживаться на палец, он хотел кричать, стонать. Всё его существо требовало грубого, резкого действия, а он мог только стонать.
- Ах, хватит, Рой, - шептал Эдвард,- я долго не смогу… - он вцепился пальцами в волосы Роя, потянув его на себя. Полковник не заставил себя ждать. Он тут же прижал извивающегося юношу к постели, раздвигая его ноги и, ещё сдерживая себя, продолжил ласкать и гладить его, хотя терпение было на исходе.
- Будет больно, - хрипло произнёс Рой, а когда Эдвард так же еле слышно ответил, что ему всё равно, резко вошёл в него. Его член тут же так крепко сжало горячее пространство, что он не мог двигаться, а над самым ухом прозвучал резкий крик Эдварда. Ему было слишком больно, чтобы терпеть, но гомункул уже не мог сдерживаться. Это был предел его терпения. И он задвигался. Медленно, преодолевая сопротивление, но всё глубже и глубже проникая внутрь.
- Расслабься, Эдвард, - выдавил он из себя, пальцами скользя по бедру алхимика и гладя его, пытаясь расслабить и подчинить себе его тело. Губами он прошёлся по шее, страстно впиваясь в неё и оставляя еле заметные красные следы.
- Я не могу.. – простонал Эдвард, которому было нестерпимо больно, но его тут же заткнул поцелуем Рой, жадно проникая языком внутрь. Его движения становились всё более быстрыми, а тело Стального постепенно привыкало к грубости. Смесь боли и наслаждения интриговала его, заставляя обнимать любовника сильнее, скользить пальцами по его спине и царапать её, оставляя следы.
- Тебе так нравится, что ты сдержаться не можешь? – хрипло простонал Рой, крепко прижимая к себе бёдра Стального и входя целиком. Эдвард тихо вскрикнул, дрожа, но всё же не чувствую уже ту боль, что была в начале. Но это замедление было нестерпимо, ему хотелось быстрых, резких движений.
- Рой.. пожалуйста, быстрее, - попросил он, рассеянно гладя плечи гомункула и пытаясь самостоятельно отстранится и задвигаться. Но полковник не позволил ему даже шелохнуться, крепко держа бёдра.
- Тебе ведь больно, - хрипло произнёс он, издеваясь.
- Рой..
- Скажи это.
- Рой!
Эдвард был на пределе, и гомункул не стал его больше мучить, задвигавшись быстрее и резче, особо не заботясь о том, что чувствует Стальной. Его слишком возбуждало это узкое пространство, возбуждали стоны и извивающийся под ним юноша, чтобы можно было контролировать себя. Только входить, быстро и глубоко, становясь с ним единым целым.Это было единственным, что заставляло Роя двигаться. Его сводило с ума ответное, неловкое движение любовника ему на встречу. Страстное желание подобного же единства. Его горячее дыхание обжигало шею Эдварда. Он обхватил рукой член Эдвард, старясь ласкать его в общий такт, потому что чувствовал, что скоро кончит. Эдвард губами впился ему в плечо, едва сдерживаясь, но последний сильный рывок доконал его, и оба стона слились в один. Полковник устало рухнул на Эдварда, прижимая к постели и всё же продолжая рефлекторно поглаживать липкий член. Алхимик тихо постанывал, вернее мурлыкал, гладя влажные плечи полковника, а потом Рой нежно поцеловал юношу.
Ал так и не решился зайти вечером, хотя долго стоял у дома и смотрел на единственное освещённое окно. Ала сжигали желание и страх увидеть брата. Но ненависть к гомункулу, который носил внешность и имя полковника, и всё тот же страх останавливали его. Он так и простоял, наблюдая за причудливыми изгибами теней на потолке в плохо освещённой комнате. Тени - единственное, что он мог видеть, но и они поведали ему о многом. И потому он решил, что освободит брата от зла во что бы то ни стало…
А у Роя и Эдварда с этого момента жизнь стала почти райской. Гомункул больше не проявлял своего плохого настроения, а Эдвард почувствовал всю прелесть совместной жизни с любимым человеком. Слово любовь никогда не произносили в этом доме, может её и не было вовсе, но что-то похожее на неё витало даже в самом воздухе. Может то, что было принято за любовь было на самом деле всего лишь одной из скрытых способностей гомункула? Никто из них особо и не задумывался, правильно ли такие отношения и почему так случилось. Они просто жили, наслаждаясь каждым мгновением.
Но однажды этой прекрасной жизни суждено было быть разрушенной.

* * *


Ал появлялся в этом доме ещё несколько раз. Не смотря на то, что Эдвард его выгнал и отказался от него, братская привязанность оказалась гораздо сильнее всех случайно обронённых слов. И в те моменты, которые они проводили вместе, всё было хорошо и почти как раньше, за исключением того, что они старательно избегали разговора о гомункуле. И Рой по просьбе Эдварда больше не показывался на глаза Алу. Но однажды Рою пришлось встретиться с Алом. Точнее, Рой просто зашёл в комнату за книгой, как и делал обычно, когда до сумерек, а значит и прогулки, оставалось несколько часов, а время надо было как-то убить. Но он не знал, что братья решили вместо кухни расположиться в гостиной.
- Извините, что помешал, - равнодушно произнёс он, не выдавая своего удивления, и медленно прошествовал к книжному шкафу. В комнате возникла напряжённая тишина, но полковник даже не торопился уходить. Он наслаждался моментом, издеваясь над соперником, заставляя его нервничать, и потому выбирал книгу слишком долго, краем глаза наблюдая за происходящим.
«Вот он, мой шанс», - подумал Ал, поднимаясь и направляясь к Рою. Эд дёрнулся было, чтобы остановить младшего, но Ал оттолкнул его. Эд упал на диван. Алхимик не ожидал такого отпора, а потому не сразу пришёл в себя. Ему давно не доводилось драться, и он немного подрастерял свои навыки. А Рой тем временем повернулся к Алу, издевательски ухмыляясь и провоцируя.
- Отпусти моего брата, - холодно произнёс Ал, который сейчас был совсем не похож себя.
- Он свободен, - с усмешкой ответил Рой. Ему нравилось такое разнообразие, тем более он знал, что алхимик никогда не сможет его победить, а потому и волноваться нечего было. После своего воскрешения к нему не вернулась вся память, но зато он приобрёл много новых знаний. И одним из знание было осознание того, что он бессмертен.
- Он привязан к тебе, а я хочу, чтобы ты отпустил его.
- Ты хочешь, чтобы твой брат жил на улице? Какая глупость.
- Нет, уйти должен ты.
- А с какой стати?
-Потому что… - Ал судорожно подбирал слова. Его разом покинули все убедительные доводы, осталась лишь неприязнь к гомункулу.
- Потому что ты ненавидишь и боишься меня. Ты никак не ожидал, что я могу вернуться в этот мир и более того - стать для твоего брата самым дорогим человеком. Что я смог так быстро и легко разбить твоё счастье, верно?
-Ты не вернулся! Ты не полковник, которого мы знали! Ты гомункул, ты мертвец! Тебе нет места в этом мире!
- Мертвец, говоришь? – Рой даже не сдерживал самодовольной ухмылки, - а может ты спросишь и брата на сколько я мёртв? Уж кому, как не ему знать о моей «жизни». Скажи ему, Эдвард, как тебе было хорошо в моих объятиях. Разве мертвец мог бы дать тебе это?
- Не надо, Рой..
- Заткнись! – эти фразы слились в одну. Эдвард подошёл Рою, со всей силы ударив его по лицу.
- Рой, не смей говорить такое моему брату, - холодно произнес Стальной.
- Ну так скажи ему это сам, - огрызнулся гомункул, потирая горящую скулу Эдвард бил сильно, так что даже непривычный к боли Рой почувствовал это, - скажи, что ты спишь со мной, скажи, что любишь!
- Не может этого быть! – вскричал Ал, хватая Эда за руку и оттаскивая от гомункула, - это всё твоя способность. Ты затуманил ему разум. Такое чудовище нельзя любить!
- Я чудовище? Ты говоришь это только потому, что я отнял у тебя твоего брата? А ты никогда не мог думать, что даже у меня есть чувства…
- Даже слышать это не хочу ! Ты должен уйти из жизни братишки, иначе..
- Иначе что? Что ты можешь сделать мне? – издевательски произнёс Рой, - ты даже не хочешь слушать..
- У гомункулов не может быть чувств, они не способны любить! Ты просто играешь с моим братом, а на самом деле это всё ложь. Тебя вообще не должно было бы появляться в нашей жизни!


Эдвард молча стоял в стороне, раздумывая вовсе не о споре, а о том, что сказал Рой. Неужели это правда любовь? Или, как говорит Ал, это всего лишь игра заскучавшего гомункула. Но тогда что же значат все эти сладкие слова, что шептал гомункул ему на ухо каждый раз, как они ложились вместе спать. Неужели можно так искусно врать изо дня в день? Рой и правда ничего к нему не испытывает? А что же он сам? Как он относится к Рою?
«Это не полковник», - убеждал он себя всякий раз, когда страстно отвечал на поцелуй, -« Или же всё же полковник? Какая теперь разница?»- Это единственное, что он говорил себе. Эдвард никогда не задумывался, что же значит для него Рой. И теперь он понял, что если Рой уйдёт, то ему придётся вернуться к тому старому существованию и вновь бороться за счастье. Не будет этой нежности, не будет любви (пусть это странное желание быть с дорогим человеком будет любовью), не будет того наслаждения, что было у них все те дни, проведённые вместе. Он не может позволить Алу отобрать у него его сказку.
-Уйди по хорошему, Похоть, - произнёс Ал, трансформируя ножку стола в кинжал, - я ненавижу тебя. Ты испортил жизнь нам с батом.
- Ты даже назвал меня по имени (дали-то ему имя давно уже). Как это забавно, - улыбнулся Рой, готовясь к драке, -но ты ничего не сможешь сделать.
- Я убью тебя!
- Не сможешь, я бессмертен. И твой брат слишком меня любит, чтобы позволить тебе это. Если ты не веришь в любовь Эдварда ко мне, Альфонс, то я могу тебе рассказать то, что Эдвард шепчет мне, извиваясь в моих объятиях. Ты ведь не представляешь, какой у него сладкий голос, когда он стонет и…
Нервы Ала не выдержали, и он бросился на гомункула, вытаскивая из кармана перчатку с огненным алхимическим кругом, которая раньше принадлежала полковнику , намереваясь его убить. Брызнула кровь и раздался хриплый стон умирающего.
- Братик! – вскричал Ал, видя, как опускается на пол тело брата. В его груди торчал кинжал, а рука гомункула принимала прежний вид, но кровь залила её до запястья, -что ты наделал?
- Чёрт! Эдвард! – выдохнул гомункул, опускаясь на пол рядом с юношей. Удар полковника был смертельным, - зачем ты сделал это, дурак? Я бессмертен! Зачем ты пожертвовал собой?
- Ал, не надо… я хотел, чтобы было всё, как прежде…- на губах появилась кровавая пена, - Рой.. я, - его глаза закатились и губы произнесли последние слова. – люблю тебя.
- Почему, - Ал упал на колени, держа Эдварда за руку, - Почему так произошло? Братик, - его тело сотрясали рыдания, и он уже не мог ни о чём думать. Альфонс так хотел вернуть своего брата и своими же руками убил его. Слёзы текли по его щекам, - что же я наделал… Братик, прости меня, братик….
Гомункул поднялся с колен, подхватывая на руки тело Эдварда, и пошёл к двери.
- Забудь о брате, - произнёс он Алу, оборачиваясь, - он сам виноват во всём. Он умер от рук того, кого создал и любил.
Ал промолчал. Гомункул не был уверен, слышал ли тот его вообще, но не стал больше задерживаться. Времени было мало и надо было торопиться. Его и его ношу поглотила тьма улицы.


* * *


Ветер трепал траву на безлюдной равнине, закатное солнце освещало окрестности и две фигуры, одиноко бредущие к горизонту. За спиной у идущих было прошлое, но в впереди их ждало бесконечное будущее.
Неожиданно одна фигура остановилась и обернулась.
- Думаешь, что так правильно? – спросил Эдвард, с некоторой тоской глядя назад, на возвышавшийся вдалеке город -я ведь больше никогда не увижу этих мест.
- Мы вернёмся сюда, обещаю, - ответил Рой, беря любимого за руку и мягко сжимая её, - Память о нас должна изгладиться хотя бы немного, чтобы мы могли вернуться.
- Я люблю тебя, Рой, - тихо произнёс Эдвард, смотря на любимого своими странно-фиолетовыми глазами.
- И я тебя, - так же тихо ответил Рой, не отводя взгляда.
- Теперь мы с тобой едины, - ответил он, когда Рой догнал его.
- И впереди у нас вечность, - подтвердил тот, кладя руку на плечо.
И они ушли, как уходят все, кому предстоит вечная свобода и жизнь.
Конец




Категории: Ласт/Эд, Fanfiction
Обратите внимание на:
Ласт: 11 марта 2012 г. пять лет в плену иллюзии
Мой любимый гомункул! http://a5.beo... 10 июля 2010 г. Демоняшка
Гомункулы (потом еще картинки вылож... 8 марта 2013 г. пять лет в плену иллюзии
lБ.А.l Tio 12 февраля 2009 г. 14:12:14 постоянная ссылка ]
фик прелесть мне нрава))
Маленький Вампир 16 февраля 2009 г. 07:17:30 постоянная ссылка ]

фик прелесть мне нрава))
мы же тут по теме обсуждали!!! чего удалила....
lБ.А.l Tio 16 февраля 2009 г. 07:47:25 постоянная ссылка ]

мы же тут по теме обсуждали!!! чего удалила....
тебя небыло!а тут фиг разберешся, где флуд а где его нет!
Маленький Вампир 16 февраля 2009 г. 19:33:56 постоянная ссылка ]

тебя небыло!а тут фиг разберешся, где флуд а где его нет!
ясно... радикальные меры.... удивляет что я еще в администрации...
Sasori...no...Danna 4 декабря 2009 г. 23:01:21 постоянная ссылка ]
Эхххх..ненавижу,когд­а в фике-смерть героя...(:|­ (:|­
алКошка 16 января 2011 г. 18:12:10 постоянная ссылка ]
Автор: Ludwig _von_ Liechtenstein
Добавьте в шапочку^^
lБ.А.l Tio 17 января 2011 г. 01:10:56 постоянная ссылка ]
Сделано..х))
 


Yaoi FMA > Ласт/Эд  29 января 2009 г. 16:26:08

читай на форуме:
пожалуууууууууйста,решите мне контр...
=Лотерея=
пройди тесты:
Бывшие подруги...
Характер по знаку зодиаку
Не в то время, не в том месте...
читай в дневниках:
Попробуй переведи песню на английский.
Мрр.
\\\\

  Copyright © 2001—2019 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх